«Ройте ямы, укрывайтесь досками». Репортаж из московского бомбоубежища | Мировые новости

«Ройте ямы, укрывайтесь досками». Репортаж из московского бомбоубежища

Бомбы падают на жилые кварталы крупных городов, погибают все в радиусе двух километров от эпицентра. Взрыв мощностью 450 килотонн способен уничтожить 1,2 миллиона человек. Так эксперты рисуют сценарий ядерной войны между крупными державами. По словам ученых, шансы спастись будут только у тех, кто укроется под землей. Задумываться о таких перспективах не хочется, но РИА Новости проверило, хватает ли москвичам бомбоубежищ.

Двое на нарах

«Это Федя и Гриша, коренные жители нашего бомбоубежища», — сотрудница  департамента по делам гражданской обороны Москвы Инна Иванова указывает на двух бесстрастных манекенов. Один сидит на нижнем ярусе двухэтажных нар, другой лежит сверху. Примерно так здесь расположатся люди, если снаружи будет ядерная война, бомбежка или масштабная техногенная катастрофа. «Кому сидеть, а кому лежать — решат сами, — продолжает сопровождающая. — Или за них это сделает начальник штаба. Нормативов нет, разница между женщинами, детьми и мужчинами нигде не прописана».

Бомбоубежище на улице Коштоянца на юго-западе Москвы считается одним из самых надежных. Рассчитано на 2700 человек на двое суток. Под кирпичным десятиэтажным домом — огромный подвал. При входе возникает ощущение, что это подводная лодка, так внушительно выглядят стальные гермодвери. Голос Инны эхом разносится по помещению. Сейчас в убежище паркуются автомобили, но при чрезвычайной ситуации их должны эвакуировать за несколько часов. Нормативные акты разрешают использовать бомбоубежища под разные нужды. Можно устраивать тиры, офисы, магазины, склады, чтобы помещения не приходили в запустение.

Вид с улицы на въезд в гараж, оборудованный бомбоубежищем

Точное число укрытий в Москве до сих пор остается государственной тайной. Адрес ближайшего защитного сооружения можно узнать, обратившись с паспортом в ГБУ «Жилищник» или районную управу.

Футбольное поле с галетами

Убежище размером почти с футбольное поле, здесь и будет жилая зона с нарами. По периметру — комнаты специального назначения. Есть склад, где хранятся противогазы, дозиметры, приборы химической разведки. «Главное в противогазе — патрон. Одни защищают от аммиака, другие — от хлора. Самый простой, самоспасатель «Феникс», — прозрачный несгораемый пакет, на полчаса от дыма. Есть и детские варианты. Для младенцев предусмотрены камеры, куда они помещаются целиком», — демонстрирует устройства представитель департамента ГОЧС и ПБ Москвы Вадим Шепелев. Предполагается, что специально обученные люди в случае масштабной катастрофы через тамбуры-шлюзы выйдут на улицу и с помощью приборов проанализируют состояние атмосферы.

Разные типы противогазов среди оборудования бомбоубежища

В соседней комнате — пункт управления. Обеспечение функционирования убежища при чрезвычайной ситуации на себя возьмет группа обслуживания. В мирное время это порядка пяти человек, а в военное — до сорока. Как правило, это прошедшие соответствующую подготовку работники управы и организаций города Москвы. Специальные знания должны быть у командира группы обслуживания, дизелиста, инженера фильтрационного оборудования, сантехника. В отдельном кабинете в пункте управления сидит связист: у него есть радио и спецсвязь со штабами в районе и округе. Благодаря этому дозиметристов, возможно, и не придется отправлять на улицу.

В еще одной комнате стоят емкости для воды. При подготовке убежища к приему людей резервуары заполнят. Баки для технической воды, необходимой в первую очередь для охлаждения дизельного генератора, — на 24 кубометра. Для питьевой — на 20 кубометров. Согласно норме, каждому человеку в сутки полагается два литра.

Емкости с питьевой водой в бомбоубежище

Никаких запасов еды здесь не хранится. «Наша рекомендация: берите с собой. У каждого должен быть тревожный чемоданчик: документы, предметы личной гигиены, бутылочка воды и какая-то еда. Советуем печенье, галеты, сушки, консервы, тушенку, шоколадку, сухари», — перечисляет Шепелев.

Зиму переживут не все

Комната фильтрации опутана массивными трубами разного цвета. «Грязный воздух — в желтых трубопроводах, в белых — уже очищенный. Всего фильтров здесь восемнадцать. Для защиты от крупных частиц — пыли, пепла — есть ячеистые фильтры, похожи на пчелиные соты», — поясняет Шепелев. В трубах установлено защитное устройство, напоминающее жалюзи, а также расширительные камеры, которые гасят ударную волну. Есть дизельная электростанция. Запасов топлива хватит на все те же двое суток.

Инженерные коммуникации бомбоубежища

Последние помещения — женский и мужской туалеты. Дверей между кабинками нет, унитазы закрыты пленкой, чтобы не было соблазна использовать их по назначению в мирное время. Под туалетами — баки. После завершения чрезвычайной ситуации задвижки можно будет открыть и перекачать все в общегородскую канализацию.

В целом убежище удивляет простотой. Когда речь заходит о глобальном катаклизме, вспоминаются кадры из многочисленных фильмов-катастроф, на деле все выглядит просто и функционально. Однако сложно представить, как именно 2700 человек будут взаимодействовать в замкнутом пространстве, психолога в группе обслуживания не предусмотрено. Жизнь в бункере регулируется сводом коротких правил. Всех размещают группами по территориальному признаку — улица, дом, корпус. Категорически запрещается трогать оборудование, курить, использовать радиоприемники и магнитофоны, а также приводить с собой домашних животных, любимые собаки и кошки останутся на поверхности.

Коридор бомбоубежища

 

Еще один важный вопрос: хватит ли бомбоубежищ на всех? «У нас есть метро, некоторые станции способны укрыть от бомбардировки. Можно также делать простейшие укрытия самому: рыть ямы, накрывать их досками. Это спасет от ударной волны. Если сидеть в противогазе, то обезопасите себя на какое-то время и от химического заражения», — разъясняет Шепелев.

Впрочем, оптимизма не так много и у него. «По мнению ученых, при ядерной войне на самом деле не поможет ничего. Да, здесь люди протянут лишние два дня, но что будет на поверхности? Ядерная зима! Всю инфраструктуру разрушат, небо закроет пепел, дым, солнца не видно, температура опустится до минус 50 градусов, все заражено. Выходить отсюда будет просто некуда», — признает он. Перспективы так себе. Гораздо лучше, чтобы укрытия и дальше использовались исключительно как парковки и склады.

Вместе с тем в департаменте по делам гражданской обороны заверили: в 2015 году в Москве была проведена полная инвентаризация всех подземных укрытий, в случае катастрофы эвакуироваться смогут все жители столицы.

Источник: ria.ru

About The Author

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Translate »